Big data для малого бизнеса: экономическая перепись обрадовала не всех

Портал «Деловой Петербург» от 15.03.2021

Росстат проводит очередной раунд переписи малого и среднего бизнеса страны, ведущейся с 2010 года. Однако как воспользоваться данными этой масштабной акции, не понимают ни бизнесмены, ни учёные.

С 1 марта стартовал финальный этап грандиозной акции Росстата «Сплошное статистическое наблюдение малого и среднего бизнеса». Для средних предприятий ничего не изменилось, они и так обязаны отчитываться о своей деятельности перед органами госстатистики. А вот владельцам малых и микропредприятий лучше поторопиться: если до 30 апреля они не предоставят свои данные, то придётся платить штраф, который может достигать 150 тыс. рублей.

Как рассказал корреспонденту «ДП» руководитель Петростата Олег Никифоров, наблюдение этого года заметно отличается от прошлых раундов (они проходили в 2010 и 2015 годах). Прежде всего — способами сбора информации. По очевидным причинам приоритет полностью отдан дистанционным методам. Необходимый набор данных (численность сотрудников, финансовые показатели, внедрение инноваций, активы, оборудование, сферы деятельности и так далее) можно выслать «Почтой России» на бумажных бланках или же внести в специальные формы на сайте Росстата либо через сервис «Госуслуги». Но если очень хочется, то можно принести и лично. Главное — не забыть надеть маску.

«Экономическая перепись должна повысить качество прогнозирования и выработки мер по повышению эффективности функционирования экономики в целом и отдельных секторов в географическом распределении и послужить основой для реализации государственной политики по развитию МСП и выполнения задач, обозначенных президентом РФ, по повышению роли малого и среднего бизнеса в экономике России», — считает Олег Никифоров.

Экономисты относятся к экономической переписи положительно, но предостерегают от излишнего оптимизма.

«Источники информации о малом бизнесе, как и о любом другом, могут быть трёх видов: обследования и переписи, которые проводят статистические ведомства; административные данные — отчётность, которую такие предприятия должны передавать в органы государственного управления, включая налоговые органы; и то, что часто называют big data, большие данные. И обследования Росстата, и административные данные охватывают только зарегистрированные предприятия, тогда как огромная доля малого бизнеса ведётся без оформления официальных отношений с государством», — поясняет доцент факультета экономики Европейского университета в Санкт–Петербурге Юлия Раскина.

Однако, чтобы обработать большие данные, их нужно где–то собрать. Большие возможности для этого дают соцсети, через которые малый бизнес (особенно микропредприятия и самозанятые) активно продвигает свои товары и услуги, экономя на традиционной рекламе. Изучение размещённых в соцсетях фотографий и видео, а также данных банковских карт или финансовых трансакций, датчиков трафика и так далее предоставляет довольно много возможностей. Евростат, объединяющий национальные статистические агентства стран — членов ЕС, не так давно принял меморандум Big Data and Official Statistics, в котором признавалось, что следует приложить особые усилия для поддержки развития этого направления. Однако, чтобы запустить этот процесс, европейским статистикам предстоит разобраться с этичностью сбора и обработки таких сведений.

Представители бизнеса относятся к экономической переписи со сдержанным скепсисом, хотя не отрицают её необходимости.

«Конечно, нам самим иногда нужны какие–то цифры. В диалоге с властью нам периодически задают вполне логичный вопрос: вот вы говорите, что есть проблема, какого числа предприятий это касается? Какие это налоговые поступления? И в большинстве случаев этих цифр у бизнеса нет, всё сводится к экспертным оценкам, которые могут быть неточны. Но подобные акции и переписи порой вызывают у предпринимателей некоторый негатив. По одной простой причине: когда в очередной раз появляется какая–то непрофильная нагрузка, требуется отвлекать на неё ресурсы. Пусть даже незначительные. Это влечёт за собой издержки — временные или финансовые. Соответственно, когда это происходит постоянно, возникает вопрос: может быть, предприниматель всё–таки будет не сдавать какие–то отчёты, а зарабатывать деньги и платить налоги? Это всем будет полезнее. Весь бизнес постоянно отчитывается, у всех стоят онлайн–кассы, все безналичные перечисления открыты. Всё это видит налоговая. Так, может быть, это будет какое–то межведомственное взаимодействие?» — рассуждает председатель совета Союза малых предприятий Петербурга Владимир Меньшиков.

Речи о том, что доля малого бизнеса в экономике страны должна неуклонно повышаться, звучат с завидной регулярностью. При этом парадокс в том, что серьёзная экономическая наука практически не занимается его систематическим изучением. А значит, и своих рекомендаций дать правительству не может.

«Тенденция передовой экономической науки как минимум последнего десятилетия заключается в использовании дезагрегированных микроданных. Другими словами, научную ценность представляют главным образом исследования на основании баз данных, содержащих показатели на уровне предприятия или даже отдельных (пространственно отделенных друг от друга) производств / филиалов одной компании. Насколько я понимаю, результаты этого наблюдения не предоставляются, по крайней мере в свободном доступе, в виде пофирменных показателей», — поясняет доцент департамента экономики НИУ ВШЭ в Петербурге Сергей Кичко.

https://www.dp.ru/a/2021/03/15/Togda_schitat_mi_stali_fi

 

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.