К ответу за уничтоженный бизнес

Интернет-портал «Новости малого бизнеса» от 06.07.2020

Непродовольственную торговлю, которая является в Северной столице наиболее заметной сферой малого бизнеса, обсудили в рамках марафона в поддержку малого и среднего предпринимательства «Спасти бизнес: миссия (не)выполнима?»

Открывая заседание, организатор марафона – депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ирина Иванова подчеркнула, что 60% всех городских предпринимателей трудятся именно в этом секторе. И хотя ему разрешили работать, за 2,5 месяца простоя бизнес мог понести серьезные потери. Парламентарий попросила участников сессии рассказать свои истории и ответить на вопрос, помогли ли им государственные меры поддержки и какие именно.

Самые активные

Отметим, что в этом заседании впервые участвовал представитель Смольного – заместитель председателя КППИТ Александр Ситов. Правда, в диалог с предпринимателями он решил не вступать. Лишь высказал собственное мнение о том, что бизнесмены в Северной столице гораздо активнее, чем в других регионах: город занял первое место по полученным федеральным мерам поддержки, опередив и Москву, и Ленинградскую область. Впрочем, общественников от бизнеса – председателя Совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга» Владимира Меньшикова и лидера РОО «Содействие малому бизнесу» Янину Гришину, чиновник выслушал.

Первый говорил о том, что ситуация в непродовольственном секторе торговли неоднозначная. Более того, разрешение работать ее не улучшило, так как у людей нет денег, и горожане покупают только предметы первой необходимости, без чего человек не может долго прожить.

«Основные потери впереди, – утверждает эксперт. – Выручка не будет быстро расти. Реальные потери сможем посчитать не раньше, чем через полгода». Кроме того, крупный ритейл успешно работал в период самоизоляции, торгуя и запрещенными товарами, и тем самым рушил конкуренцию, зарабатывая сверхприбыли. Многие предприниматели, видя такое, стали склоняться к мысли, что нарушать правила выгоднее, чем соблюдать закон. И этот психологический аспект может серьезно повлиять на возрождение теневого бизнеса, с которым государство активно боролось в последние 20 лет, считает общественник.

Меры поддержки недоступны

Что касается возможностей государственной поддержки, Меньшиков настроен критически: очень мало тех, кто реально получил поддержку. Кроме того, большинство мер просто неэффективны. Например, отсрочка по арендной плате не является мерой поддержки, так как арендную плату все равно придется платить, пусть позже.

«Предпринимателям нужна полная отмена арендной платы», – убежден председатель Совета НП «Союз малых предприятий Санкт-Петербурга. Причем не только в государственных помещениях, но и в коммерческих. А для этого государству следует отменить налог на имущество владельцам ТРК и бизнес-центров».

«Эта мера заявлена, – напомнил Владимир Меньшиков, – но не реализована». Невнимание региональной власти к потребностям предпринимателей губительно сказывается на бизнесе.

«Вы совершенно правильно отметили, что крупному ритейлу дозволено многое, тогда как малому запрещено все, – вступила в дискуссию Ирина Иванова. – И все-таки меры поддержки государство разрабатывает для малого бизнеса. Можете ли вы сказать, какой процент предпринимателей сумел воспользовался поддержкой? Насколько ситуация в Санкт-Петербурге отличается от ситуации в других регионах?»

У нас процесс гораздо более забюрократизирован, чем в других регионах, считает Меньшиков. В Москве и Ленинградской области власть быстрее и правильнее реагирует на нужды предпринимателей. «Закон по первому пакету мер депутаты Законодательного собрания приняли в середине апреля, – пояснил он свою мысль, – а подзаконные акты правительство города выпустило только в начале июня. Такая же ситуация со вторым пакетом мер». Отсрочкой по выплате аренды воспользовались многие, но это лишь передышка, а не полноценная помощь. Так же многие смогли получить по 12130 руб. на сотрудника, однако такая мера для петербуржцев менее эффективна, чем в депрессивных районах.

Помогать по ОКВЭДам – ошибка

Председатель РОО «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина акцентировала внимание на кодах ОКВЭД, в соответствии с ними предоставляются меры поддержки, но большая часть предпринимателей оказывается ни с чем.

«Самая большая ошибка – ОКВЭДы, – подчеркнула она. – Коды не совпадают с тем, чем занимается розничная торговля». Гришина напомнила и о том, что предприниматели, которые не закрывались в период изоляции, работали в убыток, так как покупатели сидели по домам.

«Что касается мер поддержки, то о них больше шумят, чем дают, – говорит она. И это очень плохо, потому что сотрудники компаний, которых предприниматели вынуждены отправлять в неоплачиваемые отпуска или увольнять, злятся на владельца бизнеса, которому государство предоставляет столько мер поддержки, а тот выставляет людей за ворота».

Янина Гришина присоединилась к Владимиру Меньшикову во мнении, что город слишком медленно реализует меры поддержки: от момента заявления о мерах до возможности их получить проходит 1,5-2 месяца. «Более того, сейчас правительство города требует предоставить фотофиксацию объекта, который не работал в апреле-мае, но уже июнь закончился, – уточняет она. – А нет фотофиксации, нет и поддержки».

Иными словами, чиновники на каждом углу кричат о том, как они поддерживают бизнес, а на самом деле региональными мерами, практически никто не может воспользоваться. «Необходимо максимально упростить все процедуры содействия бизнесу, – негодует глава РОО «Содействие малому бизнесу». – Все договоры аренды продлить до 3 года без проволочек. Власть и бизнес не враги друг другу, так зачем вставлять палки в колеса?»

Зато у нас вода дешевле

В ответ на эмоциональные выступления общественников Александр Ситов сообщил, что в Санкт-Петербурге энергоресурсы дешевле, чем в Ленинградской области, а на прямые субсидии бизнесу в соседнем регионе выделили всего 100-200 млн руб., тогда как в Северной столице – 2 млрд руб. Фонду кредитования, который будет выдавать беззалоговые кредиты под 2% годовых. И если заемщик соблюдет условия кредита, то через три года вся сумма или часть ее может вернуться к нему в форме субсидии.

По словам чиновника, два пакета мер поддержки обойдутся бюджету в 13,5 млрд руб. «Есть сложности, технические задержки, но правительство работает в круглосуточном режиме, – заверил Ситов, – стараемся идти в ногу с федеральными мерами». Он также сообщил, что остаются нерешенные задачи. В адрес КППИТ поступило более 20 000 обращений, которые анализируются и используются в работе над мерами поддержки. «По информации Министерства финансов, петербургские меры поддержки выглядят неплохо», – завершил он свое краткое выступление.

Работать нельзя, а платить обязаны

В сессии участвовали индивидуальные предприниматели Татьяна Волощенко и Андрей Росинский, а также директор ООО «Айсберри» Юрий Рагулин.

Татьяна Волощенко рассказала, что получила 12130 рублей на себя и сотрудников, но это единственная мера поддержки, которой смогла воспользоваться. В кредите Сбербанк отказал, обратилась в Фонд кредитования, но там требуют залог, которого у нее нет. Долг арендодателю вырос до 700 тысяч рублей, несмотря на то, что владелец ТРК предоставил Волощенко скидку 80%, пока объект закрыт. Она написала порядка 80 обращений на все уровни власти, включая Президента, и отовсюду получила шаблонные ответы. По мнению предпринимателя, зампред Ситов, поспешно ретировавшийся с мероприятия, показал реальное отношение власти к бизнесу.

Юрий Рагулин согласился с коллегой. «Такое чувство что мы с чиновниками живем на разных планетах», – замечает он. У предпринимателя 42 земельных участка, которыми управляют 3 общества с ограниченной ответственностью и 2 ИП. Но только одна из пяти компаний получила 12130 рублей.

По мнению Рагулина, отсрочка аренды – это не помощь, а обман, предоставление мер поддержки по ОКВЭД – преступление, так как ведение деятельности не по ОКВЭД не является нарушением. И требование фотофиксации объектов по истечении трех месяцев – тоже.

«Мой торговый объект (продажа духов) на проспекте Просвещения не работал с конца марта, весь апрель и май, – рассказал Юрий Рагулин, – в июне я сдал его под торговлю овощами. Подал заявление на отмену арендной платы, ГКУ Северных районов мне отказало из-за отсутствия фотофиксации. Два участка находятся в Зеленогорском парке, который закрыт. Я не могу подойти к участку, который является предметом договора. Но ГКУ Северных районов считает, что не являюсь пострадавшим, а потому не могу претендовать на отмену аренды. Там копеечная сумма – в квартал 5600 руб. за один участок, но даже ее не отменили. Позорище!»

Ирина Иванова согласилась с тем, что город не имеет права требовать арендной платы за участки, которыми предприниматель не может воспользоваться. И отнесение к пострадавшим тут не при чем. Аналогичная ситуация и у Андрея Росинского, которого, правда, включили в пострадавшие буквально на днях (ОКВЭД 5030, водные экскурсии). Он торгует сувенирами на прогулочных корабликах. И платит за аренду причалов 70 000 руб. за кв. м.

«Деньги отдал, не занимая ни сантиметра, – утверждает он и задается вопросом. – Почему мы, платя налоги и аренду, стоим на коленях с просьбой о помощи перед чиновниками, которые живут на наши налоги?»

Как считает Росинский, незаконно требовать арендную плату, запретив работать. Янина Гришина мыслит куда кардинальней – пора ввести ответственность чиновников за каждый уничтоженный по их милости бизнес. «Может, они тогда будут включать голову, прежде чем писать свои бумаги по три месяца», – восклицает она. Участники сессии сошлись во мнении, что данное предложение можно будет включить в резолюцию форума.

Лилиана Глазова

06.07.2020

https://novostimb.ru/exclusive/snosy/2020/07/06/k-otvetu-za-unichtozhennyj-biznes.html

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.