Буррата на стартапе. Все надежды на новые направления

Газета «Деловой Петербург» №154 от 08.10.2018

1992–1993 годах армия сокращенных в институтах и на промышленных предприятиях инженеров, врачей и учителей отправилась штурмовать вершины предпринимательства — так зарождался в России и Петербурге малый бизнес. Конечно, это была торговля. Челноки, ларьки, торговые зоны — прообразы торговых комплексов, первый общепит — не фастфуд, а так, только немного похож. Первые кофейни, формат которых подсмотрен в зарубежных поездках. Особенно повезло тем, кто сумел приватизировать свои магазины, ателье и кафе, особенно в центре города, — помещения достались им практически даром, в дальнейшем, если бизнес не шел, они просто начали сдавать их и стали фактически рантье. Большая ларечная война, объявив которую власть Петербурга в 2004 году смела с остановок первые 1500 торговых павильонов, не закончилась по сей день. Здесь интересы крупного ретейла и армии малых предпринимателей никак не совпадут, и при участии людей, «принимающих решения», первый потихонечку побеждает вторых. Тем не менее есть то, что дарит надежду, — появились новые технологии и профессии в малом бизнесе: SMM, видеография, отели, где не встретишь персонал. Расцветает фермерство, которое доказывает, что и буррату можно сделать в Ленинградской области так, что она будет не хуже той, что из Апулии. Главное: стартапы регистрируются постоянно — каждый год по 12–15 тыс. Движут ими идеи, которые приведут к расцвету через 10–25 лет. Да, наверное, 5 % из них, может — чуть больше. Программы правительства в этом деле даже можно назвать относительной помощью. Главное, чтобы не мешали.

Комментарии

Янина Гришина, глава РОО «Содействие малому бизнесу»

Надеюсь, что через 25 лет для того, чтобы открыть бизнес, будет достаточно посидеть 10 минут в интернете, сделать заявку и на следующий день уже приступать к работе. А не как сейчас, со сроком рассмотрения заявлений 1–2 года. Если бы эту систему наладили, она, думаю, принесла бы значительные суммы в бюджет города. Изменения станут возможны, когда уйдет плеяда чиновников и бюрократии, которые заседают в Смольном сегодня. Возможно, число бюджетников немножко сократится. Молодежь сейчас делает карьеру через чиновничий аппарат, потому что там не надо ничего тяжелее ручки поднимать, достаточно сидеть за столом и перебирать бумаги. Хотелось бы эту ситуацию повернуть на 180 градусов: новое поколение, имея энергию молодости, пошло бы на производство.

Юрий Рагулин, владелец сети торговых павильонов

Вижу будущее таким: Петербург превратится в Ленинград образца 1970 года, только с некоторыми поправками. Количество торговых объектов возрастет, и они будут в руках городских властей. Останутся киоски печатной продукции, ларьки с цветами, мороженым и кассы по распространению экскурсионных билетов. Все остальные товары переместятся в сетевые магазины. Ретейлеры займут порядка 100 % рынка. По крайней мере к этому все идет. Количество гипермаркетов и сейчас в Петербурге зашкаливает. К 2040 году сети оккупируют все. Уличной торговли в частном бизнесе не останется. Жителю, чтобы купить пачку сигарет или бутылку воды, придется идти в гипермаркет.

Ася Когель, совладелица Модного дома KOGEL

Думаю, что за 25 лет случится много открытий. В любой области услуг и потребностей человека есть общая тенденция к персонализации, индивидуальному подходу к предложению. В дикой гонке последних лет мы устали от фастфуда, масс–маркета, унифицированных, одинаковых вещей. Растет потребность в том, что качественно, сделано специально для клиента. Костюм с идеальной посадкой, платье именно того цвета, фактуры и с элементами, которые он выберет. Поэтому так востребована женская одежда с чистыми линиями, высокого качества, изготовленная с вниманием к деталям. Наверняка в нашем секторе будет расти потребность в услугах ателье.

Сергей Сидоренко, владелец экокурорта в Крыму «Морское»

Ближайшие 25 лет два эти процесса будут идти рядом друг с другом: технологизация и возвращение интереса к природе. Мы уже видим изменения. Раньше над нами не летали квадрокоптеры, а сейчас — каждый день. В то же время люди убегают из мегаполисов и стремятся к истокам. Многие стали задумываться о негативном влиянии, которое на природу оказывает техносфера. Пример тому — активно развивающаяся зеленая энергетика. Мы в своем бизнесе, например, сейчас используем кварцевые обогреватели нового поколения. Они потребляют значительно меньше электроэнергии и больше производят тепла. И это благодаря новым технологиям. Пока, чтобы преодолевать расстояния, используем бензин, но верю, что скоро все перейдем на электромобили.

Владимир Меньшикова, глава НП «Союз малых предприятий»

Сегодня так быстро развивается инновационный кластер, что через 25 лет нас будет сложно чем–то удивить. Интернет–технологии перейдут в категорию обыденности, доставку до двери смогут осуществлять роботы–курьеры и квадрокоптеры, а смартфоны, вероятно, будут предвидеть наши желания. Еще, кстати, предположу, что примерочные больше не понадобятся — все будет в интернет–пространстве, даже наши с вами клоны. Но одно могу сказать точно: вековые привычки человека все потрогать и попробовать останутся неизменными. Поэтому сельскохозяйственные рынки, фермерские хозяйства, ярмарки, привычные нам кафе и рестораны продолжат пользоваться спросом. В малом бизнесе инновации начинаются с традиций.

Дмитрий Мареев, сооснователь студии промышленного дизайна FORMA (SuperGazelle 2017)

Если мы сохраним российское производство, отрасль промышленного дизайна будет развиваться опережающими темпами — просто потому, что некрасивые и неудобные вещи не будут покупать. Наш шанс — стать одним из мировых «мозговых центров» проектирования: вещей, процессов, программных продуктов, бизнес– моделей. Сейчас уже не важно, где производится продукт и где скачивается приложение на телефон. Основную часть прибыли получает именно разработчик. Через 25 лет работа промышленного дизайнера не будет иметь границ: разработка изделий для заказчиков из разных стран будет вестись небольшими коллективами, собранными не по локальному признаку, а по общности духа. Возрастут требования к персонализации вещей, а многие предметы, наоборот, перейдут в коллективное пользование (например, автомобили и 3D–принтеры), что заставляет дизайнера шире смотреть на задачу проектирования.

Никита Пугачев, ИП Camera Nikita Pugachev (Gazelle бизнеса 2018)

Техника делает огромные шаги вперед, и качеством уже никого не удивишь. Новые телефоны сокращают рабочие места для фотографов, выводя качество снимков на совершенно другой уровень. Интересно было бы узнать, что у этих компаний припасено на будущее, наверняка разработчики уже придумали нововведения на несколько шагов вперед. Видео, скорее всего, ждет такая же участь, но, по скольку оно сложнее, прогресс движется в этом направлении не так быстро. Мне кажется, что в конце концов придем к созданию фильма с эффектами, взрывами и кучей всяких выкрутасов через нажатие одной кнопки на телефоне. А кинокомпании уйдут в виртуальную реальность и станут жить там. Актеры отойдут на второй план, а зритель сам сможет влиять на события в фильме, останется что–то похожее на игру. И если сейчас мы еще конкурируем в технических моментах (высокое разрешение, крутые цвета), то потом будут востребованы только креативные идеи.

 Лилия Агаркова, комментарии собирала Юлия Дерябина

 

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.