Госзакупки застряли на спецсчетах

Интернет-портал «Провэд.рф» от 26.09.2018

С 2019 года участников госзакупок обяжут создавать спецсчета для расчетов по госконтрактам. Бизнесмены опасаются повторения коллапса, в который в 2016 году попали исполнители гособоронзаказа из-за несовершенства механизма спецсчетов.

С 1 октября будет действовать переходный период для участников госзакупок: они могут по желанию открывать спецсчета в 18 уполномоченных государством банках. При этом кредитным организациям необходимо подписать договоры с электронными торговыми площадками, которые проводят торги по госзакупкам. Переходный период продлится до 1 января 2019-го, после чего новые правила будут обязательными для всех участников таких торгов.

По замыслу Правительства РФ, это повысит прозрачность как самих госзакупок, так и деятельности поставщиков, многие из которых работают по «серым» схемам.

Однако за неделю до старта оказалось, что к внедрению новой системы не готовы ни банки, ни поставщики. По данным «Опоры России», только 50% участников закупок имеют расчетные счета в отобранных правительством банках, пишет «Коммерсантъ». То есть не менее 22 тыс. компаний, которым нужно открыть около 300 тыс. спецсчетов, не смогут участвовать в госзакупках, подсчитали в «Опоре России».

С другой стороны, ни один из 18 уполномоченных банков не наладил полноценное взаимодействие со всеми электронными торговыми площадками и вряд ли успеет это сделать до конца текущей недели, говорят эксперты. Они просят главу Минфина, вице-премьера Антона Силуанова (на фото) отсрочить введение новых правил. Иначе закупочный процесс рискует сорваться.

Да и сама система спецсчетов не нравится предпринимателям. У владельца такого счета могут принудительно изъять средства, арестовать их или вовсе закрыть счет при подозрении на какое-либо нарушение.

Минфин успокоил бизнесменов: переходный период как раз и позволит, устранить все недочеты системы — три месяца для этого более чем достаточно.

На старые грабли

Однако поставщики еще не забыли проблем, с которыми они столкнулись, когда государство ввело похожие спецсчета (с сентября 2015 года) для исполнителей гособоронзаказа (ГОЗ). Например, многие малые и средние предприниматели (МСП) не стали открывать спецсчета, не желая нести расходы по их ведению. В итоге исполнителям ГОЗ пришлось спешно искать замену продукции этих поставщиков, что привело к задержке исполнения госконтрактов.

Повышение прозрачности также обернулось против государственных интересов. Поставщики должны были указывать, что продукция предназначена для оборонной отрасли, в итоге застопорился импорт комплектующих из стран, которые ввели санкции против РФ. «Мы еще не весь импорт успели заместить. Часть комплектующих получаем с Украины. Раньше мы их ввозили как будто для гражданской продукции, а теперь скрыть назначение не сможем. Украина поставки точно прекратит, а это катастрофа!» — рассказывал один из петербургских производителей изделий для авиатехники.

Чтобы избежать прямого импорта, оборонщики начали создавать фирмы-прокладки, которые закупают импортные изделия, а потом поставляют их на заводы уже под видом российских комплектующих.

Кроме того, многие поставщики работают в небольших населенных пунктах РФ, где у девяти банков, уполномоченных государством для ГОЗ, нет отделений.

ГОЗ оплачивали наличкой

Самое обидное, что никакой прозрачности не вышло: в 2017 году Банк России уличил кредитные организации, обслуживающие оборонные предприятия, в обналичивании средств ГОЗ. Дело в том, что спецсчета в уполномоченных банках открывают головные исполнители ГОЗ. Они получают аванс, а затем распределяют его среди соисполнителей. Те оплачивают услуги и товары своих поставщиков и так далее. Головные компании могут иметь до 25 тыс. поставщиков — их финансовую деятельность государство строго не отслеживало. В итоге в схемы обнала оказались вовлечены около трети банков, работавших с исполнителями ГОЗ.

«На обналичивание идет минимум 50%, а то и все 70% всех сумм гособоронзаказа», — цитировали тогда «Ведомости» источник, близкий к ЦБ и Росфинмониторингу.

Теперь масштаб бедствия может оказаться куда значительнее: в 2016 году на оборону и национальную безопасность Россия потратила 3,8 трлн рублей, а общий объем госзакупок в РФ составляет 6,31 трлн рублей в год — это 3,52 млн контрактов (данные Минфина за 2017 год).

Виктор Солнцев, гендиректор НП «ИВМ Консалтинг Групп», член комиссии «Опоры России» по услугам в области аудита, внутреннего контроля и финансово-управленческого консультирования:

Большие объемы госзаказов и тендеров получает 1% малых компаний. Они послушно открыли счета в аккредитованных банках и имеют хорошие прибыли. Но для остальных, у кого были счета в разных банках, это лишь дополнительное препятствие. Уход от налогов, обнал и другие незаконные операции — хлеб малых банков. Уполномоченные госбанки сразу сообщают в налоговую, если госсубсидии и средства госкомпаний расходуются не на то, на что надо. Малых бизнесменов заставляют участвовать в тендерах в роли подставных игроков. В какой-то момент им говорят: «Хорошо, ты создал соревновательный дух. Получи копеечку». И тогда они сталкиваются с необходимостью открыть спецсчет в госбанке. Но малый бизнес не понимает, как работать честно. Все должны треть, четверть, в лучшем случае — десятую долю средств отправлять на счета, указанные аффилированными лицами. Зачем такой уровень риска, если нет защиты от уголовного преследования?

Владимир Меньшиков, исполнительный директор Союза малых предприятий:

С одной стороны, государство, защищая свои интересы и от недобросовестных поставщиков, возможных отзывов лицензий у банков и коррупционных проявлений, стремится ограничить круг банков, через которые можно проводить закупки. С другой — возникает вопрос о добросовестности конкуренции. Заказчик — государство — может выбирать банк, и если поставщик товаров или услуг готов принять условия, то он участвует в закупках, а если нет — его место займет кто-то другой. Вопрос сугубо юридический. Если закону соответствуют действия госзаказчика, вопросов быть не может. Если же какой-то предприниматель считает, что закон нарушается, есть примеры отмены закупок либо внесения изменений в конкурсную документацию.

Юрий Твердохлеб, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Регулирование деятельности финансовых институтов» факультета финансов и банковского дела РАНХиГС:

Одна из причин, по которым малый и средний бизнес не хотят открывать спецсчета в уполномоченных госбанках, состоит в том, что эти банки ограничивают возможности бизнеса использовать полученные средства. Есть опасения, что эти деньги могут быть заморожены. Возникает отчуждение, нежелание участвовать в выполнении госконтрактов. Исполнитель работ оказывается в зависимом положении по отношению к заказчику — государству, которое может ограничить возможность получения денежных средств, чтобы обеспечить надлежащее выполнение работ или в случае возникновения претензий. Но заказчики бывают чрезмерно требовательны. Малые и средние предприниматели понимают, что будут зависеть от заказчика, злоупотребляющего договорной силой. Нужны более прозрачные правила, в которых должны быть четко прописаны полномочия и права сторон.

Юрий Саркисян, гендиректор и владелец АО МКО «Севзапмебель»:

Надо менять закон в сторону честного рассмотрения заявок тендерными комиссиями. Сейчас, если хотя бы одна запятая поставлена неправильно, они имеют право снять компанию с госзакупок. Приведу в пример тендер по закупке мебели на 400 млн рублей, который проводил Смольный для оснащения офисного комплекса «Невская ратуша». В нем участвовали «Севзапмебель» и «Первая мебельная фабрика». «Севзапмебель» предложила цену на 100 млн меньше, чем у конкурента, но из-за формальностей нас сняли с торгов, и выиграла «Первая мебельная». Комитет по госзакупкам придрался к каким-то орфографическим ошибкам.

Правила участия малого и среднего бизнеса в госзакупках ужесточают, и, наверное, есть для этого аргументы. Малые и средние предприятия влезают с маленькой ценой, а потом делают некачественно или вообще не делают. Надо усилить роль отраслевых ассоциаций так, чтобы они знали обо всех закупках, которые проводятся в отрасли, составляли техзадания и были членами закупочных комиссий.

Кирилл Иванов, глава Ассоциации предприятий дорожно-мостового комплекса Санкт-Петербурга «Дормост»:

Государство нарушает принцип конкуренции. С одной стороны, компании несут затраты по содержанию расчетного счета, с другой — конкретные коммерческие организации получают преференции и дополнительных клиентов. Еще вопрос, как на это посмотрит Федеральная антимонопольная служба. Ситуация возникла из-за бесконечной охоты ЦБ на коммерческие банки. Это выглядит как русская рулетка. В итоге в отношениях бизнеса с банками дело доходит до маразма. Банк останавливает операцию по закупке пиломатериалов, потому что думает, что это обнал. Живем по принципу: «Бей своих, чтобы чужие боялись».

Иван Овсянников, Ольга Мягченко

провэд.рф

 

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.