Налоговый передел

Газета «Деловой Петербург» №99 от 27.06.2018

Объявленный правительством России налоговый маневр — повышение НДС до 20 % и отказ от увеличения сборов в ПФР в 2021 году — будет выгоден в первую очередь малому бизнесу. А в целом реформа позволит петербургским предпринимателям в год экономить до 38 млрд рублей.

Проводимая правительством РФ налоговая реформа предусматривает повышение ставки НДС с 18 до 20 %. В качестве компенсации государство обещает отказаться от запланированного на 2021 год увеличения сборов на пенсионное страхование. Как это отразится на петербургском бизнесе, разбирался «ДП».

Зарплаты меньше оборота

Статистика свидетельствует, что такой маневр снизит фискальную нагрузку на петербургский малый и средний бизнес. Так, исходя из показателей 2017 года, налогооблагаемая база городских предприятий по 18%–ному НДС составила почти 1,1 трлн рублей, а исчисленный с нее налог — 197 млрд рублей.

Объявленное повышение НДС приведет к росту отчислений в бюджет на сумму 22 млрд рублей в год. При этом неизменной остается 10%–ная ставка НДС для так называемых товаров социального назначения: продовольствия (кроме деликатесов), лекарств, изделий медицинского назначения, детских товаров, большей части периодической печатной и книжной продукции.

Работодатели Петербурга в 2017 году уплатили в ПФР 329 млрд рублей. Таким образом, отказ от повышения ставки на 4 процентных пункта позволит сэкономить на взносах в ПФР более 60 млрд рублей. Это почти втрое выше расходов на уплату повышенного до 20 % НДС. Разница составит 38 млрд рублей.

В первую очередь это снизит фискальную нагрузку индивидуальных предпринимателей (ИП) и малых предприятий, применяющих специальные налоговые режимы. При этом проиграют все участники рынка, являющиеся плательщиками НДС.

Кроме того, в рамках налогового маневра правительство России отказывается от планов отмены 10%–ного пенсионного сбора с высоких зарплат (на сегодняшний день это свыше 85 тыс. рублей в месяц). Если верить последним данным Росстата, такую зарплату получало всего 7 % работающего населения Петербурга.

Петербургские тайны

В целом по России ситуация прямо противоположная. По расчетам Минфина, увеличение НДС позволит дополнительно ежегодно собирать в федеральную казну 620 млрд рублей. Одновременно недополученные доходы Пенсионного фонда оцениваются в 615 млрд рублей.

Эти расчеты подтверждаются статистическими показателями: облагаемая 18%–ным налогом добавленная стоимость предприятий страны почти в 2 раза превышает фонд оплаты труда, с которого удерживаются взносы на обязательное пенсионное страхование.

В Петербурге же, по данным налоговой службы, трудовые доходы горожан в 1,7 раза выше, чем оборот бизнеса (в первую очередь крупного). Эксперты международной консалтинговой компании Pricewaterhouse Coopers (PwC) обращают внимание на введение в рамках налогового маневра, по существу, новых льгот.

Так, временное право не восстанавливать так называемый входящий НДС планируется предоставить предприятиям, получающим субсидии на выпуск и гарантийное обслуживание колесных транспортных средств и высокопроизводительной сельскохозяйственной техники, на проведение НИОКР, а также испытание автомобилей и использование энергоресурсов некоторыми предприятиями автопрома. Недополученные доходы федерального бюджета от таких «скидок» оцениваются Минфином в 27 млрд рублей.

Может быть, в тень

Сами налогоплательщики неоднозначно оценивают реформу. По мнению председателя совета директоров группы «ЯРД» (строительная компания) Андрея Кошкина, государству собирать НДС гораздо легче, чем «зарплатные» налоги.

«Повышение налоговых отчислений с работников могло бы еще больше увести зарплаты в тень. С другой стороны, использующий общую систему налогообложения бизнес, скорее всего не желая терять прибыль, просто переложит повышение НДС на потребителя, повысив цены. Застройщики вряд ли смогут это сделать, потому что рынок имеет ограниченную потребительскую емкость. Таким образом, разницу придется возмещать из своей прибыли», — говорит эксперт.

«На первый взгляд, малый бизнес от такого маневра выигрывает, так как не является плательщиком НДС. Но, с другой стороны, будучи вынужденным приобретателем товаров и услуг крупных поставщиков, он будет этот налог уплачивать в составе их цены. То есть расходы возрастут, а товары для него и, соответственно, покупателей подорожают», — убежден глава петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков.

По мнению коммерческого директора «Дженерал Медикал Центр» Бориса Берковского, налоговый маневр в какой–то мере защищает от налоговой нагрузки ИП, а также применяющих упрощенную систему налогообложения юрлиц. «Как правило, это малый и средний бизнес. Крупные же предприятия вынуждены будут взять эту налоговую нагрузку на себя», — убежден он.

«Мы работаем на упрощенке, поэтому повышение НДС выгоднее, чем увеличение сборов на пенсионное страхование», — согласен руководитель петербургской школы переговорщиков «Шип» Дмитрий Коткин.

Вместе с тем повышение НДС запланировано уже со следующего года, тогда как ответный ход — фиксацию ставки пенсионных сборов — власти обещают только с 2021 года.

Недоверие участников рынка объясняется и противоречивыми заявлениями федерального правительства. Так, недавно министр финансов Антон Силуанов сообщил о продлении моратория на повышение налогов на 6 лет. Он заявил об отказе от идеи введения прогрессивной шкалы НДФЛ, налога с продаж и увеличения НДС. Почти сразу после этого правительство России внесло в Госдуму подготовленный финансовым ведомством законопроект о повышении НДС. 22 июня в федеральный парламент поступил законопроект о завершении налогового маневра — теперь уже в нефтегазовой отрасли.

В обмен на постепенное снижение и обнуление к 2024 году вывозной таможенной пошлины на нефть увеличиваются ставки налога на добычу полезных ископаемых. Для снижения цен на высококачественный бензин и дизельное топливо (не ниже V–класса) на внутреннем рынке поставляющим его заводам предоставят специальный вычет по акцизам.

Комментарии

Между либерализацией и ужесточением

Елена Церетели, председатель Общественного совета по развитию предпринимательства при губернаторе Петербурга

Налоговый маневр правительства на сегодняшний день не затронет большинство малых предприятий, так как они применяют специальные налоговые режимы и могут не платить НДС. Но, с другой стороны, либерализация, как известно, стимулирует легализацию бизнеса, а ужесточение, наоборот, провоцирует уход бизнеса в тень. Например, снижение ставки петербургского налога по упрощенной системе налогообложения в 2015 году с 10 до 7 % привело в итоге к увеличению налоговых поступлений в бюджет.

Анатолий Симонов, президент Ассоциации бухгалтеров малых предприятий

Малому бизнесу вообще неинтересно, что будет после 2020 года: он так далеко не планирует. На крупный бизнес повышение НДС, на мой взгляд, также серьезно не повлияет: в большей части он является частью государственной системы. В проигрыше останется средний бизнес, который все больше вынуждают платить НДС. Доходы среднего бизнеса уже падают и продолжат падать, но не от роста НДС, а от того, что уклоняться от его полной оплаты становится все дороже. Конечно, цены подрастут, так как НДС — это налог на конечного потребителя, через которого все бизнесы взаимосвязаны. Если доходы всех, от бизнесменов до пенсионеров, не увеличиваются, а цены идут вверх, то потребление падает. Цепь замыкается, бизнес теряет объем, рецессия увеличится.

Владимир Меньшиков, председатель совета Союза малых предприятий СПб

Даже когда применяющая специальные режимы малая компания не является плательщиком НДС, ее расходы увеличиваются из–за повышения стоимости товаров, поставляемых крупными участниками рынка товаров и услуг. В любом случае дополнительная фискальная нагрузка перекладывается на конечного потребителя, что снижает покупательную способность. Соответственно снижается выручка — получается замкнутый круг.

 Павел Нетупский

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.