Ларьки держатся за аренду

Газета «Деловой Петербург» №209 (4838) от 13.12.2017

Смольный сокращает число игроков рынка нестационарной торговли. Арендаторы боятся переходить на новый формат договора на землю из–за жестких требований и изъянов федерального законодательства.

За 2 года в комитет имущественных отношений (КИО) поступило около 200 заявок на перезаключение договора аренды на договор размещения нестационарных торговых объектов (НТО). Всего в городской в схеме размещения временной торговли примерно 9 тыс. земельных участков под НТО, и большинство из них заняты по договору аренды, хотя новые договоры аренды комитет не заключает с прошлого года.

Снести и построить

Из всех поданных заявок чиновники одобрили только 157. Предприниматели жалуются на то, что КИО препятствует законному переходу арендаторов участков на договор размещения, выискивая причины, чтобы этот переход не разрешить. Цель чиновников, по их мнению, в том, чтобы отправить всех на аукционы, которые, как известно, выиграть очень трудно. Вероятности, что победителем окажется предыдущий арендатор, почти нет. А главное, перед походом на аукцион предприниматель должен снести свой временный объект, а после аукциона восстановить. Это требование федерального закона: разыгрывать на аукционе только пустой участок. Некоторые владельцы павильонов успели вложить миллионы в свои постройки и, конечно, демонтаж перед торгами считают абсурдом. Предприниматели из Петроградского района Станислав Юрченко и Эмин Гасратов вложили 10 млн в автомойку площадью 400 м2, но договор с ними город расторг. И теперь бизнесмены стоят перед необходимостью принимать участие в аукционе за право занять свой участок. «Я в принципе готов идти на аукцион, но вот демонтажа хотелось бы избежать», — говорит Станислав Юрченко.

Основные причины для отказа в переходе на новый договор, по данным КИО, — это отрицательные заключения комитетов по энергетике, КГА, КГИОП, по благоустройству. А также несоответствие критериям добросовестности: задолженность по аренде, нарушение условий договора, нецелевое использование участка, незаконная продажа алкоголя, «субаренда», несоответствие НТО установленным параметрам, а также наличие нареканий со стороны районных администраций. «Но задолженность может возникнуть чисто техническая, в несколько рублей, — говорит Владимир Меньшиков, глава Союза малых предприятий, — а так называемая субаренда — предмет судебного спора. И во многих городах России местные власти уже пришли к выводу, что каждый предприниматель имеет право сдавать собственное оборудование в аренду другим бизнесменам».

Птичьи права

Напомним, по сообщению Татьяны Тихомировой, заместителя председателя КИО, доход от платы по договорам размещения НТО составляет незначительную часть от общей суммы доходов комитета, менее 1 %. В 2016 году за размещение ларьков и киосков бизнес заплатил в городской бюджет всего 136 млн рублей, а за 10 месяцев 2017 года — 165 млн рублей. При этом предприниматели отмечают, что предоставление им участков никак нельзя назвать благотворительностью для города: сборы от сдачи участков в аренду под НТО оценивают более чем в 1,5 млрд рублей. Объем рынка временной торговли — примерно 40 млрд рублей в год.

Арендаторы рассчитывают продержаться на действующих договорах сколько возможно: по федеральному законодательству договор размещения не регистрируется в Росреестре, бизнес называет такие условия «птичьими правами». У большинства арендаторов договоры закончатся в 2018–2019 годах. Руководитель сети торговых павильонов Юрий Рагулин рассказывает, что у его коллег по отношению к договору размещения есть предубеждение. Многие предпочитают после окончания договора аренды оставаться «на неопределенном сроке аренды», потому что такой договор «хотя бы зарегистрирован в ФРС, а размещение — это бумажка». Но договор на неопределенном сроке по закону считается расторгнутым, и выселить такого арендатора можно без суда, предупредив за 2 месяца.

«Я только что подал два заявления на размещение НТО. Отказов действительно много, по формальным причинам. Например, вместо имени и отчества в заявлении написаны инициалы, и вам откажут. Я думаю, это последовательная политика: всякий раз будут новые препятствия, — рассуждает Юрий Рагулин. — Решения о продлении договора принимает комиссия, и вместо 5 лет продлевают всего на 3. Потому что в законе указано «до 5», а не «на 5», так что придраться не к чему».

Лилия Агаркова, Марина Васильева

Оставить комментарий

Необходимо войти, чтобы оставить комментарий.